Интересное бесплатно

Интересное бесплатно. LAViCо — блог Ледневой Анастасии.

  • Узнай новости первым!

  • Архивы

  • Свежие записи

  • Вкусовой рецептор - сайт о вкусной и здоровой пище.
  • Развлекательный портал

Живность

Автор Admin Опубликовано: Август - 8 - 2012

Живность

         Шли мы из Атлантики на дальний Восток. Вызывает меня капитан:

         — Принесите, боцман, документы на нашу «живность». Завтра панамским каналом проходить будем. Карантинные власти придут, документы предъявлять надо.

         — Ясно, — отвечаю. – Разрешите идти?

         — Идите!

         А «живность» — это судовой пес Дружок и котенок Васька.

         Пришел я к себе в каюту, все ящики перевернул, но документы найти не могу. Знаю точно, что где-то они есть, а где? Если бы вспомнил, так и истории этой не было бы. Доложил капитану. Так, мол, и так. Все обыскал, а документы как в воду канули. Потер капитан нос, пощипал подбородок:

         — Плохи, — говорит, — наши дела. Власти придут, хлопот не оберешься, да и оштрафовать могут. Садись, боцман, думай, что делать будем?

         Присел я на край кресла, думаю. Только думы невеселые. Не первый год плаваю, понимаю. Власти – народ капризный. Из-за собачки такое развести могут, что она слоном обернется. Сижу, всякие предположения в голове строю, а сам чувствую, как за дверью капитанской каюты Дружок меня ждет, волнуется. Уж больно дворняга хороша. Истинно морской пес. На судне со щенка молоком вскормили. Хоть и не породистый и на вид не лев, но ума не занимать. Морскую науку нюхом чует, все команды получше другого матроса исполняет и любовью всего экипажа пользуется. Рейсы продолжительные. Дни, как капроновые швартовы, тянутся. Люди нет-нет да и поругаются, а он что? Всегда со всеми ласков.

         — Разрешите, — прошу капитана, — выйти? Пойду на палубу, подумаю.

         — Иди, думай, да так, чтобы к приходу властей на судне был полный порядок!

         Вышел я на палубу, а мыслей никаких. В голове пустота, как в порожнем танке. Дружок сзади идет, хвост опустил. Чувствую, что интересуется, о чем у меня с капитаном разговор был, но не пристает, ситуацию учитывает. Взял дистанцию в три шага от меня, так и движемся по переходному мостику. Что в моем положении придумаешь? В Панамском канале приходят обмерять все судовые помещения, так как сборы за проход каналом взимаются в зависимости от кубатуры судовых помещений. Пес большой, не иголка, и на чужих лаять здоров. Представить страшно, а выход один – за борт. От этой мысли меня словно молнией прострелило. Обернулся, смотрю на Дружка, а лицо мое жаром заливает. Неловко мне перед ним стало за такое предположение. Моряк все-таки… До сих пор вспоминать стыдно. Решил посоветоваться с товарищем своим, Ефимычем. Больше двадцати лет на одном судне плаваем. Сели мы под тент на кормовой палубе, закурили. Докладываю обстановку. Дружок рядом прилег. Уши навострил топориком, замер, тоже слушает. Кончил говорить, Ефимыч вздохнул, поморщился, сел поудобней, задумался, на Дружка глянул, а тот все как есть понял. Лица на собаке нет, глазами влажными на меня уставился, ноздрями шевелит, вот-вот слово вымолвит… Да кот Васька помешал. Подлетел к собаке. Усы в стороны, спина дугой, дергает пса за хвост, развлекается. Кошачьим умом в толк взять не может  о чем разговор. Дружок на шутки Васькины не отвечает. Скосил глаза, недовольно хвост поджал: отстань, мол, не до тебя сейчас.

         Сидим, курим, а придумать  ничего не можем. Тропическое солнце на ночлег собралось. Обжигает последними лучами синеву Карибского моря. Облака на горизонте пышные, белые, как взбитые подушки. Летучие рыбки веером из под судна разлетаются. Вокруг сказочная красота, а на душе черти скребут. Взгляну за борт – жутко становится. Пес-то наш, черноморский. С какой стати помирать ему за океаном? Да и вины его собачьей нет! Причем  он, если  я его документы куда-то сунул? Не было случая, чтобы советские моряки друзей в беде бросали. Подмигнул я Дружку, а он хвост бубликом так и закрутил. Прижался мордой к влажной палубе, глаза повеселели: верит – выручим. Хоть  пес, а разумный, чертяка. Родину помнит. Ни в одной стране от судна не отходит, придем домой – тут уж извините… Исчезнет на сутки-двое. Явится – узнать трудно. После стоянки в порту неделю в рейсе отсыпается. Нет. Не бросим мы тебя за океаном. Полаешь ты еще на чужие берега и покрутишь хвостом перед своими черноморскими собратьями.

 Окончание следует…

Э. Назаров. Журнал «Морской флот», прошлый век.

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Подписчиков:

2 комментария к сообщению: “Живность”

  1. Задели за живое, что же дальше то было? Наверняка ведь собачка жива осталась, что-то да придумали!

  2. Конечно придумали. Сегодня опубликую продолжение.

Написать комментарий