Интересное бесплатно

Интересное бесплатно. LAViCо — блог Ледневой Анастасии.

  • Узнай новости первым!

  • Архивы

  • Свежие записи

  • Вкусовой рецептор - сайт о вкусной и здоровой пище.
  • Развлекательный портал

«Жорж Филиппар» в огне

Автор Admin Опубликовано: Март - 24 - 2013

«Жорж Филиппар» в огне

         16 мая 1932 года в Индийском океане на подходе к мысу Гвардафуй танкер «Советская нефть», следовавший из Владивостока на Черное море, заметил горящее судно прямо по курсу.

         Несмотря на то, что танкер шел после выгрузки бензина, командование советского судна приняло решение идти на помощь. Это был первый случай в истории мореплавания, когда помощь горящему судну оказывал танкер. Советские моряки, рискуя жизнью, спасли четыреста тридцать семь пасcажиров и моряков французского лайнера «Жорж Филиппар».

         Об удивительном мужестве и самоотверженности советских моряков писали многие газеты.

         Еженедельник «Бритиш Уикли»: «Подобно тому, как подвиги ледокола «Красин» записаны в анналах исследования Арктики, действия экипажа нефтеналивного судна в Индийском океане найдут свое место в ряду бессмертных примеров мужества».

         Австрийская газета «Нейе Фрейс-прессе»: «Моряки советского судна «Советская нефть» спасли более четырехсот человеческих жизней. Советские моряки, пренебрегая опасностью для жизни, спасли лодки, переполненные людьми, извлекали из воды утопающих, прилагали нечеловеческие усилия для оказания помощи».

         Французская «Пти паризьен»: «Русские моряки с парохода «Советская нефть» поделились всем, что имели, с уцелевшими от гибели несчастными пассажирами «Жоржа Филиппара». Прием, оказанный им, был подлинным утешением в их неописуемых страданиях. Доктор Гибье, судовой врач «Жоржа Филиппара» телеграфирует, что сорок членов советского экипажа разрешили проблему питания 500 спасенных. Несмотря на нехватку посуды, был сервирован почти роскошный обед, состоявший из супа с вермишелью, мяса, риса, сахара. Женщины и дети были помещены в каютах командного состава. Единственный радист советского парохода всю ночь провел на своем посту».

         И вот уже сорок лет подвиг «Советской нефти» волнует поколения моряков всего мира. В отрывках из сценария, которые публикуются в «Морском флоте», фамилии членов экипажа «Советской нефти» не изменены, хотя в сценарном варианте такие изменения сделаны.

         Сегодня в ордена Ленина Черноморском пароходстве работают многие участники тех событий, бывшие моряки «Советской нефти». Недавно ушел на заслуженный отдых бывший третий механик танкера Павел Кириллович Нестеренко, плававший впоследствии старшим механиком на этом же судне. До сих пор не оставляет вахты матрос «Советской нефти» Артемий Филиппович Рулев, когда-то бестрашно бросившийся в воду, чтобы спасти ребенка, сейчас он работает в плавмастерских Одесского порта. Дежурным диспетчером в Нефтегавани в Одессе работает моторист «Советской нефти» Виктор Андреевич Денисенко; начальником автобазы пароходства – бывший секретарь комсомольской организации героического танкера Сергей Сергеевич Борцов.

         Океанская зыбь покачивает танкер «Советская нефть». Ночь. Штурман на крыле мостика вглядывается в далекий огонек.

          Странно. Что бы это могло быть? На Гвардафуйский маяк не похоже, на отличительный огонь тоже нет… – второй помощник капитана Владимир Шабля поворачивается к вахтенному матросу:

          Пригласите капитана на мостик.

         В радиорубке Андрей Свирский склонился над бумагой. Он записывает буквы морзянки, звучащей в наушниках:

         …ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ! Я Гвардафуйский маяк. На горизонте вижу горящее судно. Связи с ним не имею. ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ!

         С сообщением маяка спешит на мостик радист. А там капитан Александр Митофанович Алексеев прижимает к глазам окуляры бинокля.

         — Владимир Казимирович, — говорит он Шабле, — сколько до него хода?

         — Часа полтора-два.

         — Я тоже считаю так. Передайте в машину: прибавить обороты.

         — Есть.

         — Пригласите ко мне старпома,  стармеха, секретаря парторганизации, — распоряжается капитан, спускаясь с мостика.

         — Есть.

         Через несколько минут в каюте капитана началось командирское совещание. Встал Алексеев:

         Получено сообщение с Гвардафуйского маяка. Прямо по курсу терпит бедствие неизвестное судно. Пожар виден. Считаю своим долгом поставить вас в известность, что по международной практике нефтеналивное судно не обязано подходить для оказания помощи  горящим судам. Вам не надо объяснять, в какой опасности мы окажемся, приблизившись к пожару. Мы вправе пройти мимо. В этом районе всегда много судов, идущих на восток и в сторону Суэца. И вероятно, кто-нибудь из них уже получил «СОС» маяка и спешит на помощь. Если мы пройдем мимо, закон будет на нашей стороне. Но кроме всех законов есть и гуманизм, есть наш долг советских моряков. Там сейчас гибнут люди. Ваше мнение?

         Секретарь партийной организации, второй механик василий Ярош:

         — Следовать для оказания помощи. Одновременно принять все меры для сведения риска к минимуму. Экипаж у нас дружный, Александр Митрофанович, люди все понимают. Я уверен, что команда поддержит.

         Старпом Григорий Голуб:

         — Только безопасность танкера надо обеспечить уже сейчас, немедленно.

         Стармех Сергей Кузнецов:

—         Идти.

—         Тогда по местам. Даем пожарную тревогу.

         Тревога. Срываются с коек моряки. И сквозь звонок сигнала уходят в эфир точки-тире морзянки:

         ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ! Танкер «Советская нефть» идет на помощь неизвестному горящему судну. ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ!

 ***

         В многомесnной каюте третьего класса спят молодой Поль Дюраль, его жена Франсуаза и их дочь семимесячная Мари. Вдруг Поль просыпается – в коридоре громкие голоса, грохот, топот. Он приоткрывает дверь и видит, как бегут по коридору испуганные полураздетые пассажиры.

         — Что случилось?

         Ему никто не отвечает. У трапа на верхнюю палубу затор – все стремятся скорее пробраться наверх.

—         Скорее, ради бога, скорее, иначе мы сгорим здесь живьем! – кричит худощавый, пожилой господин, подталкивая передних.

—         Пожар? – кажется, Поль начал понимать, что происходит.

—         Да, — бросает ему кто-то на бегу, — судно горит.

         Дюраль бежит в каюту, где спят ничего не подозревающие пассажиры. Он достает из под койки два спасательных нагрудника и будит жену.

—         Скорее. Судно горит. Одевай это – он сует в руки ничего не понимающей жене нагрудник, сам торопливо надевает такой же, хватает ребенка. Держа за руку испуганную Франсуазу, Поль выбегает из каюты. В дверях он вдруг останавливается и кричит спящим:

—         Вставайте! На судне пожар! Мы горим!

         Дюраль и франсуаза зажаты людским потоком. Обезумевшая толпа катится по трапам наверх. Поток вытолкнул Дюралей к трапу, ведущему на палубу, прижал к переборке. Внезапно позади со скрипом закрылись противопожарные двери нижнего помещения третьего класса, отрезая оставшихся там людей. Крики, стоны, проклятия бедняков, эмигрантов, оставшихся за переборкой, обреченных на гибель. А поток вырвавшихся катится дальше, выливается на палубу.

         Здесь на палубе, Дюраль пытается остановить кого-нибудь из членов экипажа, пробегающих мимо. Силой он задерживает молодого стюарда:

—         Там внизу, в третьем классе, закрыты люди, их много, там женщины и дети. Они погибнут, откройте дверь, выпустите их.

         Вырывает руку стюард:

—         Двери закрываются автоматически. Скажите капитану.

         И убегает. И вновь подхватывает Дюралей поток людей, вываливающихся на палубу.

         У двери нижних помещений бьется, стучит кулаками по закрывшейся двери молодая девушка. Это  Надя. Там внизу, за  дверью остались ее отец и брат. Оттуда слышны крики о помощи.

         — Отец! – кричит она. И не может разобрать родного голоса в воплях обреченных.

         Густой дым стелется по коридору первого класса. Де Монроэ испуганно открывает дверь каюты. Его спутник Леблан просыпается и видит убегающего де Монроэ.

         — Куда вы? Погодите, Шарль.

         Дым врывается в каюту, заволакивая Леблана. Шарль де Монроэ выбегает на палубу. Здесь он сталкивается со стариком, который пытается надеть спасательный пояс. Одним прыжком Шарль оказывается рядом и вырывает пояс у старика.

—         Что вы делаете, негодяй! – кричит старик.

—         Пусти! – Монроэ отталкивает старика. Тот теряет пенсне. Шарль бежит, наступает на пенсне, стекла брызгают под ногой осколками. К шлюпкам устремился людской поток, сюда бежит и Шарль, затягивая пояс. Навстречу ему пробирается Надя. Она хватает Шарля за плечи и повисает на нем.

—         Помогите. Там внизу мой брат и отец. Я сама ничего не могу сделать. Помогите, ради бога, это здесь, недалеко.

         Она показывает ему вниз. Он рвется из рук, но Надя держит его цепко, как последнюю надежду:

         — Они сгорят живьем. Помогите. Там есть еще другие  люди. Они пгибнут.

         Словно поняв, что от него требуют, Шарль вырывается из рук девушки:

—         Вы с ума сошли. В этой толчее ничего нельзя сделать. Сейчас каждый думает о себе.

         Он ринулся в толпу.

         Девушка у фальшборта сбрасывает платье, остается в купальнике. Несколько секунд стоит, словно задумавшись, а потом решительно прыгает вниз – в темное море. Немолодая женщина с распущенными волосами стоит на коленях, сложив руки. Ее глаза обращены к небу, в котором сверкают красные языки огня.  Молится. Толстяк в пижаме и женской  кофте, наброшенной впопыхых, оглядывается в толпе. Он кричит:

         — Жанна, жанна! Где ты, Жанна? Его уносит толпа, а он все оглядывается и кричит. Мальчик лет семи плачет, захлебываясь, на палубе его сбивают пробегающие мимо.

         Надя закрыла лицо руками, в слезах опустилась на палубу.

         Гудит пламя над французским лайнером «Жорж Филиппар».

         Средняя надстройка почти полностью охвачена огнем. Команда судна в касках направляет шланги, выбрасывающие мощные струи воды на бушующий огонь. Торопливо взбегает на мостик помощник капитана. Капитан Вик ходит по рулевой рубке.

—         Господин капитан, огонь распространяется. Мы не сможем ликвидировать пожар.

—         Вижу. Продолжайте тушение всеми средствами. Наше спасение зависит от того, удасться ли нам продержаться до подхода какого-либо судна. Докладывайте каждые пятнадцать минут.

         Помощник поворачивается к трапу, где быстро поднимается старший помощник:

—         Господин капитан! Пассажиры обезумели. Они рвутся к шлюпкам. Мы не сможем удержать их. А если начать спуск шлюпок, команда уйдет с тушения пожара.

—         Продолжайте борьбу с огнем. Нам надо продержаться часа два, к нам идет несколько судов. Спустите по две шлюпки с каждого борта, только строжайше следите за порядком.

—         Есть. – И старший помощник оборачивается к боцману:

—         Ганник, несколько самых опытных матросов на спуск шлюпок. По две с каждого борта. Никакого беспорядка.

—         Порядок гарантировать не могу, — плечистый боцман только движением руки показывает на толпу у шлюпбалок. – Постараемся.

         —    Выполняйте.

         Моряки бегут по палубе. Из горящей радиорубки выносят бесчувственного радиста. Матросы, взявшись за руки, оттесняют пассажиров от шлюпок. И вдруг один из них, обернувшись, смотрит в море. Там видны огни.

—         Судно! К нам идет помощь!

 Окончание следует…

 Д. Кузнецов, Б. Румянцев. Журнал «Морской флот», прошлый век.

2 комментария к сообщению: “«Жорж Филиппар» в огне”

  1. Не жалею, что потратил пару минут на чтение. Пишите почаще, еще непременно зайду почитать что-то новенькое.

  2. Спасибо. Правда, в данной публикации я выступаю не как автор, просто хочу поделиться интересными публикациями прошлых лет.

Написать комментарий